Сюрприз



    Он смотрел на светлую фигуру среди толпы, пытаясь уловить, чем эта женщина отличается от других. Вот улица, вот человечки, спешащие по делам, а вот — она. Идёт себе, улыбается радостному сентябрьскому утру. Она словно его часть, и к толпе не имеет никакого отношения. Такие мелочи и не заметишь, если специально не искать. Обычный человек, среди обычных людей.

    — Марина, можно вас на минуточку?

    Нет, она не удивилась, а просто взглянула, ожидая разъяснений.

    — Меня зовут Евгений. Я представляю интересы одного загородного товарищества собственников жилья, и у меня для вас интересное предложение. Почему бы нам не присесть в этом кафе? Разговор может затянуться.

    Марина окинула взглядом Евгения, оценила расстояние до кафе и кивнула. Вскоре они уже сидели за столиком возле окна. Кафе окутало приятными запахами, отгородило стеклянными дверьми от шума улицы. Евгений и Марина уже бывали в этом кафе, но никогда вместе. Поэтому Марина удивилась, когда Евгений заказал её любимый горячий шоколад.

    — Откуда вы знаете, что я обожаю шоколад?

    — Мне пришлось некоторое время изучать вас, — ответил Евгений, смотря прямо в глаза. — Не беспокойтесь, ничего серьёзного. Просто мне нужно было удостовериться, что вы тот человек, который нам подходит.

    — Странно, обычно я как раз никуда не подхожу, — улыбнувшись, ответила Марина.

    Евгений с готовностью подхватил её улыбку. Не из вежливости, а потому что так получилось само собой.

    — Марина, дело в том, что мои клиенты предлагают вам купить коттедж за городом. Мы знаем, что вы мечтаете о своём доме, и мы знаем, что у вас нет денег на него.

    Улыбка покинула Марину. Очень кстати подошла официантка с шоколадом, водой и круассанами. Пробуя на вкус шоколад, Марина попыталась собраться с мыслями. Ничего не вышло. Тогда она сделала глубокий вздох, и опять взглянула на Евгения, ожидая разъяснений.

    — Всю сумму за коттедж внесут ваши соседи. Вам нужно оплатить не больше цены этого шоколада.

    — Розыгрыш… Здесь снимают сюжет скрытой камерой?

    Будь камера в шоколаде, Марина непременно нашла бы её, так тщательно она стала изучать содержимое чашки. Но камеры там не оказалось, и Марине пришлось вернуться к беседе.

    Евгений постарался как можно мягче сказать:

    — Просто мы знаем — кто вы.

    Марина прыснула в ладошки. Посетители кафе даже не заметили. Смех быстро прошёл, но улыбка осталась.

    — Вам-то откуда знать?

    — Мы знаем, вы — просветлённая.

    Евгений много ожидал от этой фразы. Ожидал смех, колкости, обвинения в сумасшествии. Но того, что случилось, он никак не ожидал.

    — Вы тоже просветлённый.

    Эффект, произведённый на Евгения, заставил Марину поспешно добавить:

    — Все просветлённые, просто надо осознать и принять это.

    Застывший, словно в стоп-кадре, Евгений оттаял, чем очень обрадовал наблюдающую со стороны официантку.

    — Вы чересчур серьёзно отнеслись к моим словам, — тихо сказала Марина. — Неужели это для вас так много значит?

    Евгений не спешил с ответом. Попробовал шоколад, круассан. Посмотрел в окно. Всё это время Марина смотрела на него и вспоминала свои первые встречи с собой. Точнее — с принятием себя просветлённой. Первые искрящиеся новизной ощущения, первые опыты прикосновения к новой энергии. Сомнения, вихри энергий, события, катящиеся со всех сторон. Всё это выглядело очень личным, а оказалось — мир вокруг заметил.

    — Мои клиенты готовы оплатить коттедж при двух условиях, — сказал Евгений. — Вы будете в нём жить, и не будете продавать.

    В бумагах, которые Евгений достал из портфеля, Марина нашла пункты, касающиеся ограничений в продаже, и кое-какие необычные обязательства ТСЖ.

    — Никогда бы не подумала, что быть просветлённой столь выгодно, — заметила Марина, читая раздел софинансирования коммунальных услуг. — По сути, я буду пользоваться коттеджем без права продажи 50 лет. Потом могу продать его. Никаких плат за коммуналку и прочих надоедливых мелочей.

    Десяток радостных труб в голове Евгения возвестили о приближающемся успехе дела. Он позволил себе расслабиться. Чтобы развить успех озвучил заготовленную дома фразу:

    — Мы постарались, чтобы у вас не было никаких забот. Живите с удовольствием, светите нам своим внутренним светом!

    Хоть и была фраза заготовленная, но не вышло у Евгения сказать её так, как хотел. Запнулся, чуть «петуха» не выдал. Марина улыбнулась. Поставила локти на стол, оперлась подбородком в кулачки, словно гаубицу налаживала, и посмотрела на Евгения пристально, не мигая.

    — А ведь вы совсем не верите в то, что говорите. И всю затею считаете глупостью несусветной. Помните, как у Булгакова «Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!» Лучше расскажите мне, откуда возникла идея с коттеджем.

    Поёрзав немного на стуле, Евгений решился. Стараясь не смотреть в глаза собеседнице, он рассказал об исследовании крупной риэлторской фирмы. Фирма интересовалась факторами, влияющими на стоимость квартир. Учитывалось всё: от экологии до статистики дорожных происшествий. Использовались официальные данные и данные из преступного мира. Были проанализированы тонны больничных карт, достижения спортсменов и детских кружков. Музыканты, предприниматели, священники и сексуальные меньшинства — всё шло в базу данных. И совсем неожиданно выяснилось, что есть районы, выпадающие из правил. Совсем небольшие райончики, домов на двадцать-тридцать. Не идеально благополучные в обычном понимании, но чрезвычайно сбалансированные.

    — В нашем городе таких районов два, — сообщил Евгений, взглянув наконец Марине в глаза. — Эксперты решили, что причиной являются конкретные люди, мы их зовём светлячками. Пока мы смогли найти только вас. Не все клиенты верят в эту теорию, но для них плюс-минус полмиллиона рублей большого значения не имеют. Коттедж приобретается вскладчину, как эксперимент. Пришло время, когда люди готовы платить даже за призрак чуда.

    Марина откинулась на спинку стула. Посмотрела в окно на стайку воробьёв облепивших кустик у дороги. Затем её внимание опять переключилось на Евгения.

    — Мне всё нравится. Вы хорошо поработали над контрактом, всё учли. Я покупаю этот коттедж.

    Руки Евгения стали слегка подрагивать. Весь его опыт кричал: «Осторожно! Серьёзные контракты так просто не даются!» В груди заныло ожидание чего-то корявого, что разрушит дело. Страх поднялся от ног к горлу и… быстро ушёл. Ещё не до конца поверив в счастливое избавление от приступа невесть откуда взявшегося страха, Евгений заметил ладонь Марины на своей руке.

    — Я сейчас заскочу на почту, а потом мы оформим бумаги. Если хотите, можете подождать меня здесь. Я быстро, минут тридцать, не более.

    Кафе всё также согревало теплом и ублажало вкусными запахами. Евгений неторопливо возил ложечкой в чашке шоколада. Все вокруг куда-то спешили, что-то заказывали, говорили по телефону. Официантка радостно сообщала охраннику об отсутствии утренних конфликтов с клиентами. Воробьи на кустике ловили тёплые солнечные лучи. Вдруг, что-то привлекло Евгения на улице. Всмотревшись, он понял, что это роса на траве вспыхнула радужными искрами. «Просто вода, а так красиво светится! — удивился Евгений и тут же скривился, как от зубной боли. — Только не надо вот этого — одна встреча изменила жизнь!» Едва договорив мысленно фразу, Евгений снова удивился очередному открытию: «Кому это я только что говорил? Роса действительно красивая. Что же меня беспокоит?»

    

    Марина вернулась быстро. Посмотрев на часы Евгений отметил, что прошло всего пятнадцать минут: «Ничего удивительного, ей всегда всё легко удаётся. Хотел бы я иметь эту способность». Откуда-то из глубины Марианской впадины внутри себя Евгений почувствовал движение. Необычное ощущение выросло в жар, охватило спину, плечи и голову. Секунда — жар спал, оставив после себя простую мысль: «А почему нет?» Новизна вопроса смутила Евгения. Захотелось отгородиться, выбросить нелепый вопрос из головы, но в то же время стало абсолютно ясно, что теперь от него никуда не деться.

    — С вами всё в порядке? — спросила Марина, прикоснувшись к руке Евгения. — Вы уже несколько минут молчите.

    — Да… нет. Я не знаю.

    Евгений медленно приходил в себя. Первым делом он ощутил прикосновение Марины. Потом его взгляд наткнулся на её мягкую улыбку. Стало легче. Дела пошли бойчее. Разум подхватил привычный ритм. Запустился конвейер мыслей.

    Кафе наполнилось новым качеством — вопросом, который нестерпимо хочется задать. И Евгений сдался.

    — Марина, можно задать личный вопрос?

    — Да, пожалуйста.

    — Могу ли я стать таким же, как вы?

    Слово произнесено. Ничего особенного, только вдогонку полетели надежда и страх. Перекрутились, вонзая в друг друга острые шипы. Ядерный взрыв, рождение звезды застыли в растянувшемся мгновении ожидания суда.

    — Конечно, — ответила Марина. — Я вам уже говорила. Нет ничего, что помешало бы.

    Искренность Марины не оставляла сомнений. Как по команде, старый бродяга разум подкинул Евгению факты, о которых он успел забыть. Или, лучше сказать, бережно хранил в самом сокровенном уголке. Жизнь то и дело предлагала интересные моменты, но всё не было времени остановиться. А сейчас, напротив сидит человек, держит в руках контракт, мягко говоря, странный. Где-то в офисе, на другом конце города, лежит груда материалов, позволивших найти её… Кафе, шоколад и ответ на вопрос, родившийся только что, но сразу в жёлтой майке лидера. Ответ утвердительный, и это очень, очень приятный сюрприз.

    29.10.2013