Нити отпущены

    Три красавицы богини плетут нити судьбы. Пещера ярко освещена светом от их распущенных серебристых волос, падающих на складки длинных белых платьев. На столе мотки, ножницы, пиво в бокалах и сушеная мойва. Одна из сестёр долго рассматривала две нитки и решила прокомментировать.

— Эльвира и Антон никогда не знали друг друга. Наверное, поэтому они жили долго и счастливо.

Вторая сестра живо откликнулась на месседж.

— Что было бы, если бы Эльвира и Антон встретились?

— Это был бы ужас. Но, конечно, не такой, как если бы Эльвира встретила Моисея.

— Зачем ты мне сказала про Эльвиру и Моисея?

— Просто так, для страха.

В наступившей тишине слышны были только всхлипывания второй сестры. Отпив из бокала, она успокоилась. Закусив рыбкой, совсем оправилась и решила кольнуть первую сестру.

— Вечно ты нагнетаешь.

— А ты не балуй!

— Кто? Я?

— Нет, вы гляньте на неё. Я что ли ролевиков развела? Повылазили хоббиты, эльфы, гоблины. Лень было просто книжку почитать?

— И что такого? Людям нравится, и мне развлечение. Можно подумать, вы чистенькие. Объясните тогда, откуда в Европе то инквизиция, то свобода нравов?

В разговор вступила третья сестра.

— Опять ты за старое! Уймись, наконец. Ну, прокатились немного на качелях… Обернётся пару раз колесо Сансары — всё затрётся.

— Я-то уймусь. Но Европа от Володи не отстанет. Так и будут тюкать по кумполу.

Третья сестра отложила нити. Встала, размяла с хрустом позвоночник и опять села.

— Пустые хлопоты. Я позволила ему пару узелков самому связать.

Глаза остальных сестер округлились.

— Так вот в чём дело! А мы-то гадали, что с Борей случилось? Думали — Гефест бракованных нитей подсунул. И когда это ты успела человека к нам наверх вытащить? Мы, вроде, всегда рядом.

Светом озарилось лицо третьей сестры, видимо, она вспомнила что-то очень приятное.

— Помните, у нас пиво кончилось? Ты, пошла за новой канистрой, а ты пошла за рыбой. Вот тогда я и…

Не договорила третья. Закрыв глаза, отдалась на волю воспоминаниям. Первые две сестры понимающе переглянулись, захихикали.

— Что вы тут хи-хи разводите? — сердито сказала третья, открыв глаза. — Думаете, я не знаю, что здесь творилось, когда я за нитями летала? Весь Египет перевернули. А теперь за Сирию взялись? Вы лучше за людьми следите, кое-кто о себе задумываться стал. Не ровен час нагрянет на них просветление, заберут свои нити.

— Да и пусть забирают, — махнув рукой, ответила первая. — Желающие поиграть всегда найдутся.

Внезапно налетел ветер. Смёл со стола все нитки. У сестёр остались только те, что держали в руках.

— Приветствую вас, милые дамы! — в пещеру вошёл граф Сен-Жермен; костюм фиолетовым огнём горит, бриллианты на шпаге звёздами сверкают. — Надеюсь, я не слишком помешал?

После изысканного поклона гость ловко выхватил остатки нитей из рук опешивших богинь. Снова крутнулся порыв ветра, и теперь уже ни одной нити не осталось в пещере.

— Ах, проказник! — кокетливо сказала первая сестра. — Какие новости? Неужели всё закончилось?

— Не слушайте её, — сказала вторая сестра, беря графа за руку. — Мы рады вас видеть. Те велотренажёры, которые вы подарили нам в прошлый раз, сломались в первую же тысячу лет. И мы не просили Гефеста отремонтировать их.

— Почему же, сударыня?

— Нам захотелось сесть на настоящие велосипеды. А лучше — на байки. Знаете, такие чёрные громыхалки с блестящими вставками.

Сен-Жермен в задумчивости постучал шпагой по ножке стула.

— Байки ездят только по земле. Вам придётся спуститься к людям. Но мне надо подготовить их к зрелищу. Представьте, три красавицы в бальных платьях на серьёзных мотоциклах мчатся по дороге в Сочи на Олимпиаду. Ведь именно туда вы собрались?

Сёстры кивнули.

— Ну конечно, такую интригу развели на телевидении. Полагаю, там будут все ваши: Зевс, Афина и прочие.

Чьи-то шаги раздались в коридоре пещеры.

— Легки на помине, — буркнул граф, поворачиваясь к выходу.

В пещеру вошли несколько мужчин и женщин. Кто-то в пуховике, кто-то в пальто, а Зевс облачился в горнолыжный обтягивающий комбинезон. Силой он себя не обидел, в том числе и мужской. Сестры мгновенно оценили его чувство юмора.

— Все нити отпущены, не так ли, граф? — скорее заявил, чем спросил Зевс.

Сен-Жермен кивнул.

— Если бы кто-то в этом сомневался, ему достаточно было бы посмотреть на вас, мсье.

Зевс довольно хохотнул.

— Я знал, что вам понравится. Гефест умолял меня примерить костюм хоккейного вратаря. Но чем же мне тогда удивить публику? Зевс я или не Зевс? Пускай все знают откуда гром и молнии!

Афина улыбнулась, сёстры улыбнулись, Сен-Жермен неодобрительно поцокал языком.

— Я бы порадовался вашему смелому выбору костюма, если бы рядом с вами был Прометей. Вы ничего не забыли?

— Едрить твою налево! — Зевс хлопнул себя по лбу. Отскочившая молния впилась Ахиллесу в пятку.

— Да сколько же можно! — вскричал Ахиллес, хватаясь за ногу.

Бедный подстрелыш стал суматошно сбивать пламя. Первая сестра быстро окатила его пивом из бокала. Вторая сестра заметила, что пиво замочило только голову, а до пятки ещё далеко. Тогда она тоже схватила свой бокал и плеснула на потерпевшего. Хвалёный непромокаемый пуховик вмиг потемнел от впитанного янтарного. Когда третья сестра занесла руку, чтобы взять свой бокал, Зевс рявкнул:

— Перестаньте лить пиво на героя! Мне страшно подумать, что будет с человеком, если вы действительно захотите ему помочь. Отправляйтесь сейчас же к Прометею. Скажите ему правду.

— Какую правду? — заинтересовался граф.

— А такую… Цепи его из воска! Не изверг же я.

— Ах ты, каналья! Но как символично, черт побери!

Зевс удивленно посмотрел на графа.

— В чем символ, граф? Или вы опять что-то из сакральной геометрии приплетёте?

Сен-Жермен выпрямился, устремил взгляд вдаль и ответил:

— Всё человечество опутано цепями из воска. Каждый может разорвать. Главное — осознать это.

Ничего не сказал громовержец. Знаками показал всем на выход. Тихо-тихо греческие боги смылись, оставив Сен-Жермена упиваться символизмом. Через минуту даже дым от горелого ботинка Ахиллеса улетучился. Наступило новое время — без богов, без дыма и без нитей.

05.12.2013